Понедельник, 23.10.2017, 03:48
W.Ch.Amulet
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Информация о породе Регистрация Вход
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Мечта феминистки
// О меконгских бобтейлах рассказывает Ольга Волкова





До недавнего времени меконгский бобтейл назывался тайским бобтейлом — но несколько лет назад его официально переименовали (в честь самой главной реки Юго-Восточной Азии), чтобы никто больше не мог сказать, что эта кошка — всего лишь тайская кошка с коротким хвостом, что ни в малейшей степени не соответствует действительности. Однако тайская она или меконгская, неким невероятным образом эта порода считается вполне российской, хотя на свет она появилась страшно далеко от нашей страны.

А когда именно произошло появление на свет этих кошек, неизвестно. Понятно, что случилось это в невероятно древние времена — когда-то такие вот кошки, по слухам, очень прагматично использовались тайскими принцессами. Принцесса, например, купается, а все свои кольца, чтобы не уплыли, надевает на хвост своей верной кошки. И надо сказать, хвост меконгского бобтейла будто специально сделан таким, что его очень удобно использовать в качестве вешалки.

Потому что с виду этот хвост — просто такой вот коротенький хвостик, который по стандарту породы должен быть не больше четверти длины самой кошки. Однако на самом деле этот хвост не так прост, потому что весь состоит из так называемых некорректностей, то есть различных изломов, изгибов и прочих неправильностей. И чем этих неправильностей больше, тем лучше считается кошкин хвост. Бывают кошки, чей хвост больше всего напоминает поросячий, а иногда изгибы и прочие завихрения только прощупываются, но это неважно — главное, чтобы они были.

Словом, порода, с одной стороны, древняя, а с другой — совсем молодая: этими азиатскими бесхвостыми кошками всерьез занялись в конце прошлого века в нашем Питере, славном своими фелинологическими традициями. Так и получилось, что эта древняя восточная кошка стала официальной породой благодаря стараниям наших кошководов, и с патриотический точки зрения это необыкновенно приятно.

Впрочем, скрещивание этой породы с какими-то посторонними породами категорически запрещено, и поэтому меконгским бобтейлам удалось сохранить и свою близость к первоисточнику, и все достоинства животного, минимально пострадавшего от человеческих представлений о прекрасном. Словом, нынешние меконгские бобтейлы практически не отличаются от тех кошек, которые носили на своих хвостах драгоценности тайской короны.

Помимо хитроумно устроенного хвоста у меконгцев есть и другие фишки — глаза, которые могут быть всех оттенков синевы, и окрас, всегда сиамский, а также удивительное устройство задних лапок, на которых в принципе не втягиваются когти, поэтому кошка бегает по паркету, издавая забавные цокающие звуки. А вот когти на передних лапках эта кошка выпускает крайне редко — только если падает и ей надо срочно за что-нибудь уцепиться, а так они вообще почти никогда не царапаются. Если надо дать отпор, то предпочитают кусаться. А это свойственно скорее собакам, впрочем, в меконгских бобтейлах вообще много собачьего.

Например, они приносят мячик, отдают его в руки и просят хозяина, чтобы тот им его побросал. Они любят компанию, любят бродить за человеком и наблюдать за тем, что он делает. Они бегут к двери, встречая гостей. Они общительны и желают, чтобы с ними постоянно разговаривали. Словом, эти кошки подходят для людей бодрых — а ленивых тюфяков они могут просто замучить.

А еще эти кошки необыкновенно подходят феминисткам: в среде меконгских бобтейлов царит беспрекословный матриархат. Кошка постоянно жучит и лупит своего кота; провинившийся кот, даже если он на самом деле ни в чем не виноват, только печально опускает глазки и терпит ворчанье и пощечины, а когда его дама немного поостынет, принимается всячески к ней подлизываться. Воспитанием котят тоже непременно занимается кот — кошка ограничивается кормлением, а потом со стороны наблюдает за тем, насколько хорошо кот выполняет свои отцовские обязанности. Возможно, такие отношения на самом деле очень полезны и вообще правильны, недаром же меконгские бобтейлы по кошачьим меркам живут долго, как Мафусаилы, 20-25 лет, при этом до глубокой старости сохраняя не только бодрость духа, но еще и тягу к радостям в эротической сфере.

В случае если под рукой у кошки-матери не оказывается кота, она пытается пристроить котят кому-то еще, например живущему с ней в одном доме питбультерьеру. И питбуль не смеет отказаться: эти маленькие кошки (а порода меконгский бобтейл относится к некрупным, для кота нормой считается вес 4-5 кг) каким-то образом всегда умудряются стать самым главным животным доме. А если их вовремя не призвать к порядку, то они легко станут еще и самым главным человеком в доме. К счастью, они очень умны и прекрасно понимают, когда им действительно что-то запрещают, и по возможности стараются быть умницами, то есть слушаются хозяев.

Эти маленькие кошки очень ловкие и сильные. Прыгают они так высоко, что способны бить птицу буквально на лету, что они и делают, стоит им оказаться за городом. А на ощупь они странно плотные. Когда берешь меконга на руки, кажется, что обнимаешься с теплым камнем — под хорошенькой шкуркой прячутся сплошные стальные мышцы. Благодаря такой своей конструкции эти кошки не просто весьма могучи, но еще и не слишком склонны к полноте, что в условиях города просто невероятный подарок судьбы.

Кстати, о шкурке: у меконга шкурка странным образом неплотно прилегает к телу. Ну как у шарпея, только без складок, и вроде бы это из-за того, что их азиатским предкам вечно приходилось драться со змеями и змеи кусали их только за кожу, не добираясь до нежной кошачьей сути. Возможно, это просто легенда. Однако если даже самому юному меконгскому котенку подарить игрушку в виде змеи, он никогда не станет трепать ее за хвост, а немедленно вцепится резиновой змее в шею у самой головы и будет драть до тех пор, пока голова не оторвется напрочь.

Хозяева кошек этой породы рассказывают о них и вовсе удивительные вещи: например, однажды два меконга сумели задержать грабителей. Хозяйка вернулась домой и застала в коридоре страшную картину, а именно двух незнакомых мужиков уголовного вида, а на шее у каждого из них, прикусив зубами артерию, сидело по одной маленькой кошке. Так они и сидели, прикусывая артерию покрепче, если грабители начинали возражать против такого с собой обращения, до тех пор, пока не прибыла милиция. А завидев людей в мундирах, кошки неким образом тут же поняли, что пришли представители правоохранительных органов, немедленно отпустили шеи задержанных и ушли, чтобы побыстрее смыть с себя мерзкий уголовный запах.

Хлопот с меконгами нет практически никаких. Чесать их не надо, мыть тем более, ибо они чистоплотны до невероятности. Линяют они не очень сильно, так что шерсти по всему дому раскидано будет немного. Правда, заставить их сделать что-то против их воли (например, позволить врачу сделать прививку) довольно сложно — маленькая кошка будет биться как лев, так что силой с ней не справиться. А вот если перед приходом ветеринара с ней как следует поговорить и объяснить ей пользу прививок, то тогда ее и держать не надо — сама дастся, все вытерпит и ухом не поведет. Это, конечно, так говорят влюбленные в эту породу заводчики — впрочем, стоит посмотреть во все понимающие синие глаза, и заводчикам как-то начинаешь верить. Потому что в этой кошачьей породе и правда есть нечто сверхъестественное.

Кошек удивительной породы меконгский бобтейл в Москве скандально мало — хорошо, если наберется пара сотен. Что до знакомства с этими существами, то увидеть их можно, забравшись на сайт mekongbob.narod.ru.

МЕКОНГСКИЙ БОБТЕЙЛ.

Перед Вами самая неизвестная в России порода кошек - меконгский бобтейл. Многие, видя эту кошку называют её сиамской. Но это в корне неверно. Современные сиамские кошки выведены из тайской кошки. Меконгский бобтейл - близкий родственник тайской кошки. Многие любители кошек знают старое название этой породы - тайский бобтейл.

В последнее время большинством фелинологов было отмечено, что Тайские бобтейлы, распространенные в России, резко отличается от тайской кошки по многим признакам. На основании этого судейская комиссия WCF 13 августа 2004 года в городе Эссен (Германия) решила изменить название породы, чтобы не возникала аналогия с тайской породой кошек.

Из множества выдвинутых предложений в конечном итоге выбор пал на название меконгский бобтейл. Меконг - самая длинная река полуострова Индокитай. Именно с территории стран, где протекает Меконг, и были вывезены многие родоначальники племенных линий.
Чтобы представить себе полную картину происхождения породы Меконгский бобтейл, вернемся к первоисточнику в далекое прошлое, в страны Юго-Восточной Азии, где, согласно легендам, кошка была предназначена для дворцов и храмов.

Говорят, что на слегка загнутый хвост первых сиамских кошек восточные принцессы нанизывали кольца. Кошка загибала хвост к спине, чтобы они не упали. Другой отличительной чертой таких кошек было косоглазие. Эта черта высоко ценилась на Востоке. По другой легенде, этих кошек приютили в храмах, где они должны были охранять ценные вазы. Чтобы выполнить это задание, кошки обматывали хвосты вокруг ваз и смотрели на них пристально, не отрываясь. Из-за этой позы у них появился и загнутый хвост, и косые глаза.

Первые свидетельства о сиамской породе относятся к периоду Аютии, так называлась древняя столица Сиама, которая существовала с 1350 по 1767 годы. В "Книге придворных художников", манускрипте, относящемся к этому периоду и хранящемся в музее в Бангкоке, изображены кошки двух разновидностей: кошка шоколадного окраса, похожая на современных бирманских кошек и королевская сиамская кошка, самая ценная, с телом цвета слоновой кости и темными конечностями. Эти кошки принадлежали царской семье, а также считались хранительницами храмов.

"Норочья" шкурка светлого окраса с темной мордочкой, ушками, хвостиком и лапками, глаза небесной синевы, причудливо изогнутый короткий хвостик у некоторых особей, природный ум и поистине королевская грация - такое сочетание не могло не вызывать поклонения, и эти кошки ценились очень дорого. Тайцы очень ревностно их оберегали, такие кошки были запрещены к вывозу из страны под страхом смерти.

Однако правители Сиама все же позволяли "бесценному сокровищу" покидать страну, но только в качестве подарка какому-нибудь видному деятелю за большие заслуги перед сиамским королевством или самим королем. Представьте только, чем нужно было отличиться, чтобы заслужить такой, воистину царский подарок.

Известно, что в 1867 году Анна Кроуфорд, гувернантка детей короля Сиама привезла в Лондон пару сиамских кошек, в 1878 году американский консул Дэвид Стиклес привез один экземпляр в подарок госпоже Рузерфорд Б.Хейес, а в 1884 году британский посол Оуэн Гоулд получил пару таких кошек в дар от короля Сиама. В последствии, Соединенные штаты и Великобритания стали оспаривать друг у друга право считаться первой страной, которая завезла и начала заниматься разведением сиамских кошек. Но доподлинно известно, что еще в 1794 году, путешествуя по Южной части России, немецкий географ и натуралист Петр Симон Паллас видел таких кошек и в нашей стране. Что ж, Россия славится великими "мужами" и многим из них посчастливилось внести свой вклад в укрепление государственных отношений между Королевством Сиам, а в последствии Таиландом, и Россией. Так неужели ни один из них не был достоин "царского подарка"? Смею предположить, что первые экземпляры королевской сиамской кошки попали в нашу страну еще задолго до 60-х годов прошлого столетия, когда пару сиамов привез Сергей Образцов, как принято считать ранее. (тему "Межгосударственные отношения Таиланда и России" читайте на страничке "Юго-Восточная Азия" нашего сайта )

В начале ХХ века интерес к сиамской кошке резко возрос. Европа и Америка словно помешались на обаянии "синих глаз", и началось повальное разведение сиамов, чаще всего необдуманное. Их скрещивали с породистыми и беспородными кошками. Отсюда появились круглоглазые и кругломордые мурки с новыми вариантами пойнтов: блю, ред, табби, лайлак, чоклит. В добавление к этому проводились безконтрольные близкородственные скрещивания, уродующие не только тип, но и замечательный характер сиамских кошек. Все эти факторы повлекли за собой вырождение породы.


Но если в продвинутой Европе существовали элементарная культура и понятия о фелинологии, то в России об этом даже и говорить нечего было. До сих пор, когда упоминается название "сиамская кошка" у многих возникает ассоциация со стервозной, злобной кошкой акромеланического окраса.

Американцы же, как всегда пошли своим путем. Следуя традициям исковеркать на свой манер все, что создавалось природой и хранилось другими народами многие века, они пошли на экстримализацию типа исторически сложившейся популяции.

К концу 60-х годов прошлого столетия традиционная комплекция сиамских кошек понемногу была заменена гораздо более стройным телосложением с высокими тонкими ногами и удлиненной треугольной головой с развернутыми большими ушами. Таким образом, появилась совершенно новая породная линия, с официально утвержденным стандартом под названием Сиамская.

Те самые первые сиамы мало похожи на осовремененных сиамских кошек. Более приземистые, не такие легкие и стройные, некоторые имели короткие хвосты, а так же хвосты с узлами и заломами. Такой тип сиамской кошки стал называться старосиамский.

Наряду с фанатами различных новшеств, остались истинные почитатели "старины" и верные хранители наследия матушки-природы. Они не согласились с новым стандартом и остались не у дел. На протяжении почти 40 лет "старые сиамы" существовали без стандарта и не признавались ни одной фелинологической организацией.

Как ни странно свой посильный и основной вклад в дело сохранения и развития породы внесла "лапотная" Россия. В конце 80-х годов прошлого столетия в нашей стране стали появляться первые клубы любителей кошек. Владельцы породистых (и не очень) кошек, в том числе и старосиамских, стали приносить в клубы своих питомцев. Так как животных, отвечающих стандарту, написанному "отцом фелинологии" Харрисоном Уэйером в 1892 году на первых привезенных сиамских кошек, не было, то породу старосиамского типа стали собирать буквально по крупицам.

С развитием фелинологии и селекционной работы в России отечественным заводчикам удалось воссоздать образ, максимально похожий на "старого сиама".
Вот теперь мы подошли к самому главному. Как уже говорилось ранее, в популяции Тайских кошек (теперь мы так будем называть "старого сиама") представлены особи не только с привычным нам традиционным длинным, но и с укороченным хвостом, который имеет различные варианты изломов. Такой "дефект" хвоста не является аномальным уродством, приносящим вред здоровью животного. Эти кошки прекрасно себя чувствуют и замечательно обходятся без длинного хвоста, а смотрятся более элегантно и изысканно. В остальном же они ничем не отличаются от своих длиннохвостых Тайских сородичей.
Именно люди " с чудинкой" (а кошатники все такие), упорные, беззаветно любящие Божественное создание - кошку, смогли сохранить для нас уникальное творение природы - Меконгского бобтейла. Общаясь с ним, мы прикасаемся рукой к многовековой истории, получаем возможность познать неповторимую тонкость и мудрость Востока.


МЯУКАЮЩИЕ ЛЕКАРИ


В ЛИТЕРАТУРЕ И ОСОБЕННО В ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ МОЖНО ВСТРЕТИТЬ ОПИСАНИЕ БЛАГОТВОРНОГО ВЛИЯНИЯ ЖИВОТНЫХ НА ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА И ОТДЕЛЬНЫЕ ФАКТЫ ЗООТЕРАПИИ, В ТОМ ЧИСЛЕ ФЕЛИНОТЕРАПИИ. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ДОМАШНИЕ КОШКИ ОБЛАДАЮТ СПОСОБНОСТЬЮ К САМОЛЕЧЕНИЮ, К ЛЕЧЕНИЮ КАК СОРОДИЧЕЙ, ТАК И ЧЕЛОВЕКА ПРИ УСЛОВИИ ВЗАИМНОЙ ЛЮБВИ.

Обратимся к известным фактам.

Советский ученый профессор Козырев с 60-х годов прошлого столетия проводил серьезные исследования, результаты которых были запатентованы в 1974 году в качестве открытия: между биологическими объектами существуют информационные связи и происходит обмен информацией. Именно в результате обмена информацией кошка узнает (чувствует), что ее любимому человеку необходима помощь. Есть и результаты конкретных исследований, обосновывающие феномен способности кошек к лечению на основе определенных физических явлений и воздействий, параметры которых вполне измеримы.

В середине 80-х годов прошлого столетия академик Н.И.Аринчин убедительно доказал, что мышцы, вибрируя на звуковой частоте, создают дополнительное давление в капиллярах и венулах. И что без этого явления сердце человека должно было бы быть в несколько раз мощнее и соответственно больших размеров. Это явление автор назвал "периферическим сердцем". Открытие академика Н.И.Аринчина изменило в корне представление о механизме многих заболеваний и о методах их лечения. В результате были созданы аппараты, помогающие избавиться от целого ряда болезней. Что касается кошек и их возможностей, то ученые из НИИ общения в мире фауны Северной Каролины, по сообщению газеты "Мир новостей", пришли к выводу, что представители семейства кошачьих мурлыкают и тогда, когда занимаются самолечением. Директор НИИ профессор Элизабет фон Мюггенталлер убеждена, что именно мурлыканье кошек способствует быстрому заживлению самых страшных ран и даже сращиванию переломов костей. Дело в том, что звуковые колебания определенных частот (а у кошек это от 20 до 50 Герц) запускают процесс исцеления. В частности, плотность костей при этом повышается и они быстрее срастаются. Мурчание аналогично лечению людей акустическими колебаниями и может способствовать замедлению остеопороза и даже возобновлению роста костей у пожилых людей. Здесь следует особо подчеркнуть, что при недостаточном и некачественном кормлении и плохом содержании, когда кошки угнетены и ослаблены, они не могут такую эффективную помощь, как их здоровые сородичи. Такие кошки сами нуждаются в помощи.

Широко бытующее мнение о том, что домашние кошки лечат, возникло не на пустом месте или только в воображении людей, а утвердилось как следствие многочисленных наблюдений и опыта многих поколений. Причем кошка, высокоорганизованное существо, способна действовать самостоятельно и целенаправленно, обладает многими способностями и умениями, которые освоила и приобрела в процессе своего развития как вида. Кошки сами чувствуют, что и как нужно делать в подобных ситуациях. Прекрасно ориентируются, каким образом нужно действовать, чтобы помочь больному человеку, который любит и ухаживает за кошкой.

Но далеко не всем известно, что существуют породы кошек, у которых способность лечить себя, сородичей и доброго к ним человека, с которым тесно связана их жизнь, - повышенная. К таким породам кошек, например, относятся тайские бобтейлы (ныне Меконгские бобтейлы).

Ярко выраженное свойство и способность лечить, добрый нрав кошек с короткими хвостиками и ярко-голубыми глазками были отмечены в результате наблюдений за этими животными удивительной природной гармонии многими поколениями людей на их родине в Сиаме (Таиланде). За эти способности и их характер тайские (Меконгские) бобтейлы заслуженно становились хозяевами покоев королей и богатых домов.

Повышенная способность лечить у тайских (Меконгских) бобтейлов связана не только с добрым отзывчивым характером, но, прежде всего, с высоким интеллектом и проникновенной наблюдательностью. Нас, например, глубоко поразил беспрецендентный факт, когда сын знаменитого кота Маркиза де ля Мур по имени Дон Сильвио выходил выходил летом на лоджию, воробьи очень пугливые птицы, которых мы прикармливали зерном, увидев Дона Сильвио, даже не вспархивали!!! А котик сворачивал в другую сторону и шел загорать, не обращая на них внимания. Такая доброта, такая аура тайского (Меконгского) бобтейла Дона Сильвио, хищника по своей природе, не могла нас не удивить и не потрясти до глубины души. Согласитесь, высокая адаптация к новым условиям жизни, новым правилам общежития, безусловно, возможна лишь при высоком уровне интеллекта.

Вспоминается также, какой трогательной добротой и заботой тайский "Меконгский бобтейл, попавший в семью с побережья Индийского океана, мудрейший кот Маркиз де ля Мур окружал своего сыночка Сильвенка. Папа всю ночь просиживал сверху на картонной коробке, в которой спал его кроха-сын, и следил, чтобы тот не выполз, охранял сыночка от возможных опасностей и убаюкивал своей аурой, своим постоянным присутствием, чтобы Сильвенок крепче спал и быстрее рос. Маркиз де ля Мур, заботясь о здоровье сына, всегда интересовался подаваемой Сильвенку пищей и снимал пробу. А как Маркиз де ля Мур учил сына - уже подростка - борьбе и многим кошачьим повадкам и премудростям, необходимым будущему взрослому коту в самостоятельной жизни! На это было удивительно смотреть. Всем родителям - блестящий пример воспитания своих детей.

Однажды Дон Сильвио приболел, скорее всего простыл. У него появился насморк, озноб, носик был сухой и горячий, ушки - тоже теплее обычного. Маркиз де ля Мур положил голову на сына таким образом, чтобы его шея прикрывала область лобика и переносицы Дона Сильвио. Такие сеансы явного лечения длились минут 15-20. Через несколько сеансов состояние котенка заметно улучшилось, и спустя сутки Дон Сильвио практически был уже здоров, насморк исчез, настроение улучшилось, возобновились игры. Примечательно, что когда Маркиз де ля Мур был тяжело болен, подросший сын Дон Сильвио в наше отсутствие его кормил, доставая с холодного подоконника сливочное масло. Досталось и овчарке Джульбарсу, которого, кстати, именно Дон Сильвио научил есть черный хлеб и сухарики.

Арамиса Казар за заботливое и нежное отношение к своим меньшим братьям и сестренке мы назвали нянькой и главным лекарем. Добрый нрав котика уже в юном возрасте проявился и в том, что когда через четыре месяца Сильва Казар родида двух братьев и сестренку, Арамис принял на себя роль заботливой няньки - залезал в гнездо и помогал маме управляться с малышней, а Атос усердно охранял малышек, сидя у входа в домушку, и даже шипел при приближении кого-либо. Видимо, это генетически обусловленное поведение и добрый нрав тайских (Меконгских) бобтейлов. Действитель, ведь и сам их отец, когда Сильва Казар родила от него первенцев Атоса, Арамиса и Алису, по своей инициативе с успехом подменял маму в перерывах между кормлениями, дежуря в домушке и наводя тщательный туалет своим детишкам, давая маме Сильве возможность сделать свои дела, побегать по квартире и размяться, отдохнуть и набраться сил, чтобы поддерживать хорошую форму и быть вполне здоровой мамой. А кормила Сильва котят четко по своим биологическим часам с определенными интервалами. А в редких случаях, когда Сильва чуточку запаздывала или когда котята начинали сильно беспокоиться и призывать маму, Маркиз де ля Мур на всю квартиру громко и требовательно ее звал, и Сильва тут же устремлялась к детям.

Еще один интересный эпизод из жизни тайских (Меконгских) бобтейлов питомника "Казар", подчеркивающие их характерные особенности и свойства, отмеченные выше. Когда младшие котятки Бетси, Босс и Барс подросли и в очередной раз, играя, носились по квартире, увлекая в свою игру и старших братьев, один из котят неудачно шлепнулся со спинки софы на паркет и наверняка крепко ушибся. Тут же к нему подбежал старший брат Арамис Казар, всего обнюхал, особенно тщательному изучению подверг позвоночник по всей его длине от хвостика до головы. Видимо, не обнаружив ничего опасного, Арамис успокоился и отошел от малыша. Котеночек еще некоторое время полежал, отдохнул, пришел в себя, и игра была продолжена.

Наконец, приведем некоторые факты лечения тайскими (Меконгскими) бобтейлами питомника "Казар" людей - членов их семьи, каковыми они наверняка считают нас. Наша мама, пожилая женщина, инвалид II, а затем I группы, перенесла тяжелую контузию летом 1943 года в результате бомбежки фашистской авиацией. К моменту появления в нашей семье тайского бобтейла котика Маркиза де ля Мур мама не менее семи раз за пять лет в тяжелейшем состоянии попадала в больницы и клиники Москвы. С приходом в нашу семью Маркиза де ля Мур мы надолго забыли о госпитализации: болезнь мамы протекала без особых обострений. Позже, когда уже совсем в преклонном возрасте у мамы резко обострилась болезнь сосудов головного мозга и все-таки последовала госпитализация, а врачи уже в который раз предупреждали, чтобы мы готовились к худшему, придя в сознание, мама нам рассказывала, что к ней " приходил наш большой кот", то есть Маркиз де ля Мур. Во так тайский (Меконгский) бобтейл Маркиз де ля Мур на расстоянии помогал маме выздоравливать. Мама в результате была выписана из клиники в удовлетворительном состоянии, чем крайне удивила весь медперсонал, так как была, по мнению врачей безнадежно больной. Уже много позже, когда болезнь у мамы прогрессировала - сказывалась контузия, - мы частенько заставали Дона Сильвио умостившимся на голове лежащей матери. В результате ее состояние улучшалось. Мама смогла прожить до глубокой старости.

Что касается простуд и всяческих ОРЗ, ОРВИ и бронхитов, то наши любимцы тайские (Меконгские) бобтейлы (и особенно коты!) тут как тут: ложились на переносицу, шею, затем, по мере распространения воспаления, на грудь на область трахеи и бронхов. Такие сеансы по 15-20 минут давали наши коты, когда человек лежал.

Наши коты - сыновья Маркиза де ля Мур и Сильвы Казар - Атос Казар, Арамис Казар и Вальс Казар успешно снимали сердечные приступы. Бывали случаи, когда у меня резко ухудшалось состояние, все трое укладывались следующим образом: Арамис - обычно на груди, Вальс - пониже, в области солнечного сплетения, а Атос на голенях, где проходят магистральные сосуды ног. Видимо, происходило комплексное воздействие сразу всех троих котов на сосуды, лимфотоки и узлы, на нервные пути и другие системы организма, возможно и на клеточном уровне. Облегчение состояния при этом наступало значительно быстрее и полнее. Такие сеансы длись обычно не более 30 минут. А дважды Арамис Казар вызволял автора из очень тяжелых состояний, когда лекарства экстренной помощи уже не действовали, когда свет перед глазами суживался до размера монеты. Фактически Арамис дважды был моим спасителем. Первый раз я лежал, а Арамис улегся на груди головой к моей голове, чуть ли не касаясь моего подбородка, и мурлыкал как-то по- особому глухо, а затем через 6-7 минут перевернулся на 180 градусов и перестал мурлыкать. Через некоторое время улегся поперек груди. Весь сеанс длился 15-20 минут, после чего я почувствовал значительное облегчение, а Арамис спрыгнул и пошел к миске с едой, а затем лег отдыхать. Второй раз я уже уходил в бессознательность, свет передо мной почти померк, а когда я очнулся, то обнаружил на коленях Арамиса. У меня такое впечатление, будто бы ничего и не было со мной тяжкого. Обычно говорят в подобных случаях: как на свет вновь народился.

Рассказ о фактах лечения тайскими (Меконгскими) бобтейлами Казар членов нашей семьи, как людей, так и овчарки Джульбарса, можно было бы продолжить. Но для понимания хотя бы внешнего проявления данного процесса и поведения кошек в подобных обстоятельствах и перечисленного достаточно.

В заключение привожу слова кардиолога Московского городского кардиологического диспансера, проводящего регулярные обследования одного из авторов: "Ваши кошки - тайские бобтейлы - спасают Вас от инфаркта". Показательное заявление врача-кардиолога, сделанное еще в 1997 году!

Итак, наш более чем двадцатипятилетний опыт содержания тайских (Меконгских) бобтейлов и наблюдения за их поведением дает нам полное право утверждать, что тайские бобтейлы, как и кошки других пород, в благоприятной обстановке создают ауру Любви и Гармонии, лечат в широком смысле прежде всего душу, а затем и тело человека.

Авторы публикации:
Александр Казбеков, действительный член Русского географического общества, кандидат технических наук, старший научный сотрудник ВАК СССР
Инга Казбекова, физик, член НТО радиотехники, электроники и связи им. А.С.Попова
Опубликовано в журнале "КОШКИ" № 1(03) январь 2004
На сайте печатается с некоторыми сокращениями
__________________





перейти на следующую страницу
Форма входа
Логин:
Пароль:

Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей

Друзья сайта
  • World Cat Federation
  • World Cat Federation Rus
  • CATS-портал
  • Расписание Выставок
  • РФОО "Коргоруши"
  • Журнал "Кошки.info"


  • Форум о Меконгских б-х
  • П-к "Сапфиры Меконга"
  • П-к "Альтаир"
  • Отец Яффи
  • Дядя Зембо
  • Брат Фердинанд
  • Сестра Чензаре

  • Поиск

    Copyright MyCorp © 2017 Сделать бесплатный сайт с uCoz